четверг, 22 мая 2014 г.

Дети с особыми потребностями, личности с незаурядной судьбой, или просто дети ? (2)

Вот еще отрывок про целостность личности ребенка с особыми потребностями, это из вальдорфской педагогики (Майкл Люксфорд, "Дети с особыми потребностями: идеи Рудольфа Штайнера на практике"):
"Каждый ребенок, каждое человеческое существо - выражение беспредельной сути, ищущей воплощения в жизнь с волей и предназначением. У каждого есть судьба, значение и причина для рождения. Все так называемые отклонения, дефекты и особенности, отличные от среднестатистических, несут замысел и значение как для индивидуума, так и для всех тех, кто с ним встречается. (...) каждый - значимая личность и дает нам те уроки, которые нам предначертано выучить. (...) не только мы помогаем ребенку, но и ребенок помогает своим родителям, учителям и врачам.



Возможно, это и к лучшему, что мы не ведаем, что уже сделали и продолжаем делать, вмешиваясь в предназначение столь многих человеческих существ, чей дух и душа были готовы войти в жизнь, и в последний момент получили отворот. Термин "с особыми потребностями" - это несоответствующий термин для обозначения полноценной личности, чья судьба незаурядна. Убеждение, что карма приводит людей к определенным обстоятельствам, совершенным или нет, предполагает, что конкретная жизнь - всего лишь одна из последовательности других жизней. Несовершенства, которые мы воплощаем в этой жизни, имеют свои корни в прошлом. Они - вызов, и если этот вызов встретить и одолеть, он придаст индивидууму сил на его пути в будущее".
У меня вчера состоялся очень интересный разговор с подругой. Она призналась, что у нее есть страх рожать еще одного ребенка - а вдруг он будет "особенным" ? С одной стороны - да, ребенок как и все, а с другой - один из вопросов, который ее беспокоил в такой возможности, звучал примерно так: "Обычные дети, когда вырастут, будут как-то жить. Сами. А "особенный" ребенок полностью и на всю жизнь зависим от мамы".

Мой ответ был в том, что, во-первых, у всего есть смысл, и об этом цитата выше. Во-вторых, послушайте: мы, люди, ведь не всемогущи. Да, мы можем добиться многого из того, что захотим, особенно если правильно ставить цели. Но вопросы жизни и смерти, увы, или к счастью, нам решать не дано. Одна из моих любимых цитат из Булгакова - "Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится". Каждые роды, рождение каждого ребенка - это естественно и опасно одновременно. Вот как здорово пишет про это доула Марьяна Олейник:
 Все будет хорошо, в честности, это глубокое проживание понимания всех возможных вариантов рождения и глубинного чувства из нутра материнского сердца - Справлюсь. Все покрою любовью своей, все исцелю, все со временем выправлю. Все слезами омою, а слезу каждую превращу в жемчужину опыта, а опыт - не должен быть не о любви. Иначе это все еще не опыт, а проживание боли.

Ты (и я, и все остальные)))) не всемогуща в том, каким родится ребенок. Да, есть вещи (и это довольно много хороших и разумных вещей), которые ты можешь сделать в качестве профилактики. Но вот не всемогуща. И особый ребенок - это, конечно, как попасть в Голландию, когда ты собиралась в Италию, но вот подумай о том, что такому ребенку надо в мир прийти. Таким. И жизнь свою прожить. Пусть 5 дней, пусть 5 лет или 50. И ему кто-то должен помочь, кто-то должен открыть дверь. Да, кого-то можно будет перевезти "в Италию", и родители костьми лягут, чтобы это сделать. Кто-то сделает остановку в пути и останется жить в другой стране. А кому-то надо будет остаться "в Голландии", и так тоже будет хорошо. Или так же плохо - это уже от настроя.

Да, у жизни нет гарантий. Любовь, семейные отношения, беременность и роды, дети - это все контракты, которые мы заключаем при многих неизвестных. Жизнь - это и есть один большой контракт со многими неизвестными. Точно так же, нет никаких сослагательных наклонений в тех усилиях, которые мы предпринимаем для реабилитации "особого" ребенка. Мы никогда не узнаем, как было бы, если бы мы сделали то-то или не сделали это. Мы можем только делать, не делать, и прийти к текущему состоянию, не больше и не меньше.

Мои дети очень упорны - если я не даю им выйти на улицу через дверь, они в буквальном смысле лезут через окно. Детей "с ограниченными возможностями" или "с особыми потребностями" становится все больше. Вот подумайте, каждый десятый ребенок в мире живет с инвалидностью. Дети-инвалиды тоже лезут в наш "нормальный" мир "через окно". Потому, что дверь мы им теперь иногда закрываем пренатальной диагностикой, которая становится все более и более дотошной. Но какая мне польза от этого, что мне лично делать с результатами такой диагностики, если что-то будет не так по мнению врачей ? Честно, я не знаю. Я не смогу избавиться от уже моего, уже растущего во мне ребенка только потому, что "есть риск", пусть и высокий, что он родится с патологией.



И еще одну историю хочу рассказать. Это - Томас Квастхофф, немецкий оперный и джазовый певец. Если вам это имя не знакомо - запустите видео, закройте глаза, послушайте, как он споет самые первые два слова - Moon River, - а потом взгляните на экран.

Его в свое время не приняли в Ганноверскую консерваторию по той причине, что Квастхофф, в силу своих физических особенностей, не мог играть на фортепиано. Еще до рождения он стал жертвой Талидомидовой трагедии: его мама принимала опасный препарат во время беременности, якобы от утренней тошноты. Ему удалось вырасти, и выучится, и стать знаменитым певцом, и получить множество призов, и делить сцену с самыми известными дирижерами. Его официальное досье уточняет о том, что он - "артист с ограниченными физическими возможностями", а не "поющий инвалид". В своем интервью он даже утверждает о том, что быть лишенным рук - его шанс, поскольку ему не надо жестикулировать при пении на сцене, и вся его сила уходит в голос.




А вот теперь представьте, что его мама могла бы знать заранее. Конечно, во-первых, она не стала бы принимать лекарство от утренней тошноты. Но давайте представим, что это уже случилось, и этим, или каким-то другим способом, первая дверь в мир для будущего Томаса открылась. И в этот момент кто-то мог бы рассказать маме о том, каким будет ее будущий сын. Кто-то мог бы сказать: "Он будет безруким коротышкой". И мама бы решила: нет, зачем впускать в жизнь еще больше страданий. И закрыла бы дверь. А кто-то другой сказал бы: "Он станет знаменитым певцом, по нему будут плакать лучшие сцены мира". И мама бы подумала, что это очень здорово. И оставила бы дверь открытой. А если бы она знала и то и другое, и все остальные подробности его будущей жизни ? Она бы сошла с ума, пытаясь принять правильное решение ? Мне кажется, такой выбор человеку не по силам, и поэтому он нам не дается.

Меня особенно трогает вот эта песня в исполнении Кватсхоффа:
Когда на твой путь опускается темнота,
И ты теряешь возможность разглядеть что-либо перед собой.
Позволь искре моей любви засиять для тебя.
Лишь немного поверь в меня.


Мама, лишь немного поверь в меня ...

Комментариев нет:

Отправить комментарий