среда, 1 апреля 2015 г.

"Трудное поведение" ... - оно чье и кто за него отвечает ?

Как мама "особенного", но очень любознательного, занятого и подвижного мальчика, я практически каждый день сталкиваюсь с тем, что принято называть "трудным поведением". Ну, по крайней мере, мне так кажется. И родительство мое очень далеко от мирного и спокойного, в силу разных причин: тут и особенности развития ребенка, и его характер, и мой темперамент, и темперамент мужа (мы хоть и не итальянская семья, но, иногда мне кажется, недалеко ушли), и штампы поведения, реакций и высказываний, унаследованные из нашего собственного детства, и может еще что мною не до конца осознанное ...


Когда я узнала про теорию привязанности, я начала рыться в литературе, посвященной развитию мозга и становлению привязанности - в частности, много надежд я возлагала на книгу Сью Герхардт "Как любовь формирует мозг ребенка". И она оказалась очень хорошей книгой (рекомендую всем родителям !), многое прояснила, но на мой насущный вопрос - что же, все-таки, делать мне каждый день и как правильно подступиться к своему "особенному" дитя, до конца не ответила.

Есть очень хорошая картинка у Юли Варлаковой о том, как выглядит поведение и его причины, и куда нужно воздействовать:

Иллюстрация к статье "Помогают ли ребенку наказания", Юля Варлакова
Это тоже очень хорошо и дает понимание об источниках "трудного" поведения, но мой ребенок зреет по-другому, и мне иногда кажется, что если у него есть "голод" в привязанности, я просто не могу его удовлетворить - это больше похоже на огромную черную дыру.

Есть еще замечательная книга Сьюзан Перроу "Целительные истории для трудного поведения" (Susan Perrow, Healing Stories for Challenging Behaviour), в которой очень хорошо рассказывается о том, как сочинять ребенку сказки в различных трудных ситуациях. Но мой сын хочет слушать одну-единственную сказку о камперване "Джуси", который мы полгода назад арендовали на несколько дней для путешествия, хотя очень прямые намеки из сказок он понимает (пересказывая события дня в сказке, я - курочка "Куд-куда", он - маленький черный цыпленок, его сестра - маленьких желтый) и реагирует бурным "мама, я тоже так делал!"

В общем, вопросов у меня еще много ...

Поэтому, когда я пробегала взглядом по полкам местной библиотеки и наткнулась на книгу под названием "Не драться, не кусаться, не кричать: как сделать положительное поведение возможным для людей с аутизмом и другими отклонениями в развитии" (Hejlskov Elven, No Fighting, No Biting, No Screaming: How to Make Behaving Positively Possible for People with Autism and Other Developmental Disabilities"), я решила ее прихватить (прошу прощения, но я никак не смогу точно воспроизвести имя автора на русском, поэтому далее он будет - просто "автором"). (Ха-ха, я сначала подумала, что там будут советы, как мне - не драться и не кусаться, и, самое главное - не кричать )))) Потому как это сейчас я могу еще что-то заставить своего пятилетку делать силой - чистить зубы, собирать игрушки, или посадить за стол. (Кстати, с дочерью-трехлеткой я так поступить не могу - она громко отстаивает свою самостоятельность, особенно когда решает побыть неспособной одеть пижаму и лечь в постель "малышкой"). Но ведь еще чуть-чуть, и я начну проигрывать в силе. А что будет, когда он станет бычком подросткового возраста - даже подумать страшно.

Так вот, в этой книге я обнаружила несколько мыслей и стратегий, которые хочу записать, а заодно, как водится, и поделиться. Это хорошая новость. "Плохая" - все это относится по большей части не к прямому воздействию на ребенка и моделированию его поведения, а к пересмотру собственных установок и изменению угла зрения. Поскольку автор ведет речь о людях совершенно разного возраста и обращается, в первую очередь, к работникам специальных школ и прочих заведений, он использует громоздкое договорное выражение "пользователь услуг". Я же буду просто говорить о ребенке, подразумевая - "ребенок, чье поведение вы считаете трудным".


Итак, главная мысль первая:
Трудное поведение - это поведение, являющейся проблемой для окружающих ребенка людей.

То есть, для начала, отметим, что у самих таких детей - проблем нет. Проблема есть у нас, хотя часто мы думаем наоборот, и предпринимаем попытки понять, что же не так. Из этого исходят очень важные выводы об ответственности:
  • Ребенок с трудным поведением не отвечает за проблему. "Так делать нельзя" здесь не проходит, как и слова о том, что ребенок "упрямится, отказывается, слишком много требует" или "у него нет мотивации"; 
  • Отвечает за проблему тот, кто считает поведение ребенка трудным (например, родитель или учитель), потому что только он может что-то изменить через свое собственное поведение - если ситуацию нужно менять. Ответственность - это и власть, и возможности. Если же мы возлагаем ответственность на кого-то другого, мы остаемся беспомощны;
  • Если возможно, ответственность должна возлагаться на кого-то, кто хочет поменять поведение. Это значит, что, если мы возлагаем ответственность за поведение на ребенка - мы смиряемся с проблемой и решаем оставить все, как есть;
  • Нам прежде всего нужны методы, которые сделают поведение выносимым, чтобы не реагировать с силой на те вещи, которые нам не нравятся. Сильные реакции очень редко приносят положительный результат, скорее наоборот;
  • Если поведение опасно - мы должны найти методы его изменить. Если же нет - решить, позволительно ли такое поведение, даже если оно нам не нравится. И здесь нельзя просто полагаться на свои чувства о том, что приемлемо, а что нет, потому что какое-то трудное (для нас) поведение может оказаться благоприятным для ребенка.
Например, бить, кусать, ранить кого-то, биться головой об стену - все это может быть опасно, на это следует реагировать сразу. Если же речь идет о непослушании, насмешках, кусании собственной руки - с этим нужно разбираться более спокойно, если необходимо, при помощи долгосрочных стратегий. Иногда люди с отклонениями в развитии или аутизмом в сложных для них ситуациях кусают собственную руку (так часто делает и мой сын). И этому есть причина - человек фокусирует свое внимание на боли и может вынести ситуацию. То есть, причинение боли самому себе - это определенная стратегия, и эту возможность у ребенка нельзя просто забрать, не убедившись, что есть что-то взамен: поведение может ухудшиться. Никто не умирает от покусов собственной руки, но есть совершенно точно как минимум один человек, который умер от того, что ему не давали кусать свою руку (он жил в специальном общем доме для людей с отклонениями в развитии, и персоналу не нравилась его привычка кусать свой руку, поэтому его физически ограничили в движении; случилось это в Швеции в 2006 году, человека звали Кристер Магнуссон (Christer Magnusson).


Вторая главная мысль:
Если ребенок может хорошо себя вести - он это сделает.
Ключевое слово здесь - "может". Это не о выборе свободной воли, это о способности. Если чье-то поведение оказывается трудным - скорее всего, требования к этому ребенку завышены по отношению к его ресурсам и возможностям (способность понять последствия своих действий и предвидеть реакции других, коммуникационные навыки, общий анализ ситуации, терпение, гибкость, податливость и т.п.)

Как люди мы имеем множество представлений - о себе, о других, о поведении. Эти представления далеко не всегда совпадают с реальностью, при этом имея большое значение для того, как мы обращаемся друг с другом в повседневной жизни. Особенно это относится к людям с интеллектуальными или нейропсихиатрическими особенностями: мы знаем о них так мало. О том, что делать с трудным поведением, мы чаще всего знаем из нашего собственного опыта: как поступали с нами окружающие, считавшие наше поведение "трудным". Это, может быть, и работает с обычными детьми (хотя у меня лично есть сомнения, смотря что рассматривать под "работает"), но далеко не всегда с людьми с особенностями развития, и никогда - с людьми с нейропсихиатрическими особенностями. К сожалению, даже люди, работающие с такими "пользователями услуг", знают не так много о том, как же поступать, если тебе плюнули в лицо. И продолжать пользоваться старыми (обычными, привычными) методами - словно знакомый многим способ общаться с иностранцами: "Если он не понимает того, что я говорю, то я скажу это еще раз, но громче". (Я эту ситуацию наблюдала много раз и мне было, конечно же, очевидно, что это нелепо, но ведь со своим ребенком я поступаю точно так же каждый день ! )

Третья важная мысль:
Никогда не поздно сдаться !
Тут речь идет о действиях и последствиях. Мы так часто говорим о том, что родителям нужно быть последовательными, что дети должны четко понимать, что за таким-то поведением последует то-то ... (Сам виноват ! Я тебе говорила ! Ты же знаешь, что бывает, если ...) Аргумент в пользу последовательности говорит о том, что последствия становятся предсказуемыми. Возможно, для нас, но, зачастую, - не для ребенка, тем более "особенного". Если ребенок не понимает контекста - многие из наших запросов становятся для него сюрпризом. И если ребенок думает: "это нечестно!" - это так и есть. Мы не можем изменить его ощущения, а ребенок не станет нам больше доверять от того, что мы последовательно приводим свои доводы или реализуем угрозу. Ну а если ребенок нам не доверяет - нам становится еще сложнее оставаться для него устойчивой фигурой, а ребенку - контролировать себя. (У нас был как-то очень показательный пример: сын любит, когда мы берем еду из индийского ресторана, и однажды я ему сказала, что мы можем пойти за ней - если он уберет с батута все салфетки, которые он там раскидал. Он услышал только часть про еду, и я никак не могла найти способ заставить его выполнить часть про салфетки. Он очень сильно расстроился, когда я ему сказала, что индийская еда отменяется - сейчас я понимаю, что это было сюрпризом и он счел, что это нечестно, хотя для меня все выглядело крайне логично и последовательно, "я же тридцать пять раз сказала!" ...). Но если мы не будем приводить свои правила и угрозы в исполнение, не начнет ли ребенок с легкостью манипулировать нами ? Ответ чуть ниже.

Четвертая важная мысль:
Мы сначала делаем, а потом находим своим действиям объяснение.
Это - например, о действиях "специально", "мне назло", и вообще о понимании того, насколько мы (все) можем контролировать свое поведение. Очень часто мы думаем так, что мы осознаем все "за" и "против", и исходя из этого - свободны намеренно выбирать свое поведение. И если кто-то делает или не делает что-то - мы решаем, что это тоже выбор. На самом же деле, при выборе мы полагаемся гораздо больше на свои чувства, а уже потом наш мозг находит этому выбору какое-то рациональное объяснение. И это правильно, потому что способности человеческого мозга просто недостаточно, чтобы оценить все последствия "осознанного" выбора - именно для этого у нас и есть способность "чувствовать нутром". В качестве примера  автор приводит случай "самого известного пациента нейронауки" Финеаса Гейджа. Этот американец в 1840-х участвовал в строительстве железных дорог и отвечал за взрывные работы. Надо ли говорить, что в то время неправильные решения могли стоить жизни. Решения Гейджа были правильными до тех пор, пока он не получил серьезную травму головного мозга: металлический прут прошел насквозь через его череп и практически полностью повредил лобную долю левого полушария мозга. Гейдж при этом даже не потерял сознание, хотя и потерял левый глаз. Он довольно быстро вернулся на работу, но что-то изменилось: он больше не мог принимать правильные решения, потому что потерял способность опираться на свои чувства и ему остался только разум. (Это было не единственное изменение в его поведении, случай Гейджа многие последующие исследователи интерпретировали каждый в свою пользу, и именно эта интерпретация принадлежит Антонио Дамасио в рамках его "гипотезы соматических маркеров":


С точки зрения Дамасио, мозг создает многочисленные соматические маркеры – ощущения эмоциональной привлекательности или отвращения, которые помогают находить короткий путь при рассмотрении многих возможных вариантов решений, в том числе в случае, когда сложность вариантов решения, неопределенность ситуации, многочисленность влияющих факторов не позволяют принять сознательное решение [Damasio et al., 1991]. Дамасио описывает структуры мозга и операции, необходимые для нормального принятия решений. При сбое в работе этих структур и отсутствии эмоциональных сигналов человек полагается на рациональный анализ многочисленных и часто конфликтных факторов, что замедляет обдумывание и часто приводит к неадекватным выборам. (*)
Так вот, возвращаясь к "особым" детям и их поведению, - люди с особенностями развития и нейропсихиатрическими затруднениями редко развивают способность так же хорошо выбирать чувствами, как другие. Например, даже если какая-то их стратегия очевидно (для нас с вами) не работает, им проще свое поведение повторить, чем найти другие пути. В качестве вывода: забудьте о концепции последовательности насовсем. Что касается вознаграждения хорошего поведения - нужно четко объяснять связь обоих ("я даю тебе шоколад за то, что ты ни на кого не плюнул во время прогулки"), и награда должна выдаваться сразу же после демонстрации желательного поведения. При этом мы должны понимать, что, по сути, речь идет о взятках (какая взятка может его мотивировать ? как дать ему знать, что взятка - мотиватор ? как обеспечить взятку сразу же ? как донести связь между взяткой и желательным поведением ?). А еще есть страх вознаградить нежелательное поведение (ребенку трудно оставаться в зоопарке с группой, он только хочет смотреть на морских котиков; учитель предлагает всем пойти поесть мороженого). На это автор замечает, что такой риск существует исключительно в наших головах: если бы могли так легко вознаградить (в понимании ребенка) нежелательное поведение, то нам было бы легко закрепить и желательное, и проблем бы не было вообще.


Следующая важная мысль касается того, что мы часто воспринимаем как манипуляцию или провокацию (со стороны детей, да))):
Мотивы действия гораздо ближе к действию, чем мы думаем.
Например, наш "особый" ребенок в гостях и забирает только что приготовленный блин у своего приятеля, поблагодарив его при этом. Мы можем задавать себе сложные вопросы типа "чего же он хотел добиться, так поступив ?!", но правда в том, что ребенок просто хотел блин ! Для того, чтобы хорошо манипулировать, нужно хорошо понимать, что значит быть на чьем-то месте, и уметь предсказывать реакции и поведение другого человека. То же самое с ложью - нужно уметь это делать хорошо и знать то, что знает - или может узнать, - другой человек. Поэтому (ужас просто!) автор предлагает даже вознаграждать более-менее правдоподобную ложь или попытку манипуляции со стороны людей с нейропсихиатрическими отклонениями. Можно сказать при этом что-то вроде: "Если ты хочешь мною манипулировать - сделай это лучше, например ... " Это все-таки помогает человеку развивать эмпатию !

Сегодня вечером сын подошел ко мне, обнял и впервые сказал: "Мамочка, я так тебя люблю ... почитай мне книжку !" Конечно же, я такой "манипуляцией" только восхитилась и отправилась читать его любимого "Мулле Мека" ... (кстати, в этой серии есть замечательная история о мотивах "трудного" поведения, она называется "Мулле Мек и Буффа").


Что же со стратегиями, которые могли бы помочь родителям и другим окружающим жить в мире со своими "особыми" детьми ? Они сводятся к трем основным идеям:

О том, что это все значит на практике - будет дальше.

И как вам кажется, изложенные мысли - применимы ли они к "обычным" детям ?

Сайт автора на английском - здесь.

1 комментарий:

  1. Алина привет! Спасибо за статью.

    О теории привязанности я услышала от тебя. Почитала, и мне показалось, что они все дырки пытаются закрыть привязанностью. И это выглядит плоско.

    Так хорошо сказано, что проблемное поведение - это проблема окружающих! На мой взгляд, это не только у особых детей, но у всех детей. Я даже вижу, как это распространяется на взрослых. Мы редко можем видеть, чем именно наше поведение (не люблю слово "поведение", оно какое-то "дисциплинарно-воспитательное" в моем восприятии) раздражает окружающих. И когда видим, то вряд ли продолжим намеренно раздражать. А детям это увидеть или осознать сложнее, если вообще возможно.

    И три основные идеи (Подстройте свои запросы под ребенка 2.Знайте его факторы стресса и постарайтесь снизить количество стресса в его жизни 3.Когда конфликт все-таки возникает - сохраняйте спокойствие.) запросто применимы ко всем детям.
    "Особые" вынуждают своих родителей искать подходы, добывать знания, расти и развиваться как родители.
    "Обычные" же дети создают родителям меньше стресса и проблем, поэтому подход "перерастет" / "само отвалится" вполне применим.

    Жду продолжения этой статьи о том, как эти стратегии могут работать. "Подстройте свои запросы под ребенка" уже звучит не просто. Чего ждать от ребенка, скажем, в 5 лет? У меня, например, с мужем расхождения во взглядах о том, что нормально в этом возрасте. Соответственно, у нас разные ожидания и подходы.

    ОтветитьУдалить